Книга Максименко С.Н. "Память сердца" Глава 2. Странички из школьного дневника.

   Память цепко держит в нас то, что давным–давно скрыто временем. Вот попался на глаза еле «живой», исписанный корявым детским почерком мой дневник. Записи датированы 1960 годом, т.е. прошло 56 лет. Больше, чем полвека назад, я десятилетняя девочка, пыталась выразить в прозе свои впечатления от жизни.
   После четвёртого класса меня впервые отправили на целый месяц в пионерский лагерь, который организовали на базе средней школы в селе Зюзя Барабинского района. Это километрах в 35-40 от нашей деревни.
   Первый отрыв от семьи был для меня болезненным. Очень скучала по привычному, родному, по волюшке – вольной. Дома, куда хотела, туда шла, что хотела, то и делала (конечно, в рамках дезволенного). А тут режим, строй с песней, определённые обязанности, подъёмы и отбои под звуки горна… Нет, это всё не по мне.
   Из нашей школы отдыхало семь человек: Ващенко Люда, Лавров Валера, Витя Николаенко, Джиналинов, братья Керкины и я. Тосковать по дому начала уже на второй день, а к концу первой недели по ночам начала плакать, уткнувшись в подушку, чтобы никто не слышал. Днём ходила за вожатой и просила её, чтобы она отправила меня домой. «Я тебя, что на себе повезу? Вот приедут твои родители, пусть забирают»,- отпихнулась она от меня.
   - Никто ко мне не приедет, - жаловалась я подружке Люде Ващенко.
   - Почему? – удивилась она.
   - Им некогда,- коротко объяснила я.
   - Мама же твоя в отпуске. Летом у всех учителей отпуск бывает. Значит, приедет,- попыталась успокоить меня Люда, зная про мои ночные слёзы ( наши койки стояли рядом). - Может отец приедет?
   - Нет, папка точно не приедет,- уверенно сказала я, потому что знала – нашим воспитанием занимается мама и бабушка, а папка обеспечивает семью материально. Он «добытчик». Так про него всегда говорила бабушка.
   -А ко мне мама обязательно приедет, - сказала Люда.- Она обещала, когда провожала меня.
   - Счастливая ты! Тебя любят, - позавидовала я подружке по-хорошему.
   Родительский день всё равно ждала. И когда он настал, мы, пятиферменские, с раннего утра уселись в беседке, расположенной возле ворот, и не переставали вглядываться вдаль, поджидая машину, которая должна была привезти наших родителей. Мальчишки сидели рядом с нами, и было видно, что они тоже соскучились по своим близким. Все их разговоры - только про дом.
   Мы слышали горн, который звал нас на завтрак, но никто не пошёл кушать, пока не пришла вожатая и не погнала нас в столовую. «Ну, кто будет ехать в такую рань? – ворчала она, шагая следом за нами. – К обеду ждите».
   Родители приехали перед обедом, когда мы их устали ждать и разбрелись по лагерю. Я со всех ног бежала к остановке с тайной надеждой, что и ко мне кто-нибудь приехал. Среди народа, толпившегося возле машины, я увидела бабушку! Мою бабушку! Я и предположить даже не могла, что она приедет. Старенькая, больная, она из дома-то редко куда выходила, а тут такая даль…
   Подхожу к ней и сразу в слёзы. Бабушка гладит меня по голове и приговаривает: -Это надо как заморили ребёнка. Вас что здесь совсем не кормят?
   - Нормально кормят, но…, - продолжить не получилось. Бабушка меня перебила:
   - Иван, ты посмотри, на кого ребёнок похож!- жаловалась она шофёру дяде Ване Мирончуку. В её голосе было столько боли, жалости и тревоги, что мне расхотелось ей что-то рассказывать, добавлять забот и тревог обо мне. Жалко её стало, а на душе – хорошо. «Меня тоже любят! – пронеслась радостная мысль в голове. – Потерплю эту жизнь, немного осталось».
   Мы с бабулей сходили в мою комнату. Она привезла мне чистое бельё и аккуратно разложила в тумбочке. Потом проверила, какие у меня простыни, пододеяльник на кровати, заглянула во все шкафы, находившие в комнате. Сама при этом говорила, говорила и всё обещала «разобраться» со всеми, кто «заморил» её внучку. Так приятно было это слушать. Но я- то знала, что никуда она не пойдёт и разбираться ни с кем не будет. Родители за нас никогда не заступались, приучали к тому, чтобы мы сами учились «выплывать».
   Свидание пролетело так быстро, что я не успела опомниться от накатившейся радости.
   «А была ли бабушка?»- думала я, глядя на удаляющуюся машину, от которой остался только столб пыли. Хотелось плакать, но стыдно же перед мальчишками реветь.
   «Девчонки, пошли играть в волейбол»,- предложил Витя Николаенко. Мы согласились. На площадке наша команда продержалась недолго.
   -Сами виноваты, что «продули»,- ругался Валерка Лавров. – Набрали чужаков, а они ни забить, ни принять.
   - Может и к лучшему, что нас «вышибли», успеем сходить на озеро умыться, а может, искупнёмся перед сном,- успокоил нас Джиналинчик.
   Озеро рядом, в нескольких шагах. Сюда по утрам мы бегаем умываться, днём купаемся, а перед сном приходим мыть ноги. Вода сегодня чистая, тёплая. Куда не кинешь взор – видишь прозрачную гладь воды, игривый полёт чаек, а дальше – голубая дымка - синева. Озеро зовёт, манит, притягивает своими ласкающими волнами, тихим шёпотом, зеркальной гладью. Любуюсь, глаз отвести не могу. Совсем забыла, зачем пришла.
   И дальше так повелось: когда мне было плохо, прислушивалась к природе. Она успокаивала меня всегда, лучше, чем слова.
   После приезда бабушки, я совсем по - другому стала вести себя в пионерском лагере, потому что не чувствовала себя брошенной, никому не нужной, всеми забытой. Теперь я активно участвовала в мероприятиях, проводимых в отряде, в дружине. Самое запоминающее – плавание на баркасе по озеру Чаны. Путешествовали два дня, а впечатлений набралась на всю оставшуюся жизнь.
   До озера ехали на машине и всю дорогу пели песни.
   Июль месяц. Разнообразна и красива природа на берегах озера. Она хранит в себе удивительные краски: чудесные восходы и закаты, всплески волн, голубизну неба, чистоту воздуха – от всего этого душа замирает.
   Завтракали на берегу сухим пайком. Потом погрузились на баркас и поплыли. Пока светило солнышко, мы все расположились на палубе. Меня подташнивало, кружилась голова, и пришлось принять горизонтальное положение. Мне всегда нравилось наблюдать за небесами. Могу часами смотреть на небо, и взгляду не бывает скучно бродить по этой высоте и выискивать интересные фигурки. Лежать надоело, усаживаюсь на лавку, расположенную вдоль борта. Смотрю вдаль, за горизонт и такое ощущение, что небо и вода сливаются воедино. Бросила взгляд на воду и на какие-то секунды опять захватило дух. Мне показалось, что баркас скользит по небу. Впечатление было такое, что голубое небо опрокинулось в озеро. Смотрю в глубину и вижу играющее солнце, плывущие облака. Появилось огромное желание до всего этого дотронуться рукой. Жаль, что не дотянусь до воды – палуба высоковата.
   Я долго помнила эту картинку, как впервые в жизни мне пришлось поплавать по небу.
   Мы подплывали к какому-то острову, когда поднялся сильный ветер, и озеро проявило свой характер. Откуда ни возьмись, закружились вихри, начался дождь, гладь воды потемнела. Вздыбились волны. Они быстро набирали силу и со всего маху ударяли о борт баркаса. Его кидало из стороны в сторону, как щепку. Нас загнали в трюм и предложили там переждать непогоду. Баркас вскоре уткнулся носом в берег, и мы быстро высадились на сушу. Здесь, наверное, много отдыхающих бывает. Домишки - времянки натыканы по всему острову. Занимаем один из них, достаём свои припасы и через некоторое время забываем, какой ужас нам только что пришлось пережить. О дальнейшем плавании не могло быть и речи. Ночевали вповалку, укрывшись, кто чем.
   К утру ветер подхватил тучи и угнал их за горизонт. Опять выглянуло солнышко, улыбнулось нам, согрело душу. Настроение сразу улучшилось, сердце наполнилось радостью, особенно когда разожгли костёр, напекли картошки и напились горячего чаю. Потом у нас было свободное время, и мы разбрелись по острову. А посмотреть здесь было что. Лето. Время буйного цветения густых колосящихся трав, цветочного аромата, ликующих гроз, густых туманов над бескрайними полями. Манят, зовут своей неброской красотой кусты ивы, то тут, то там белеют ромашки, начинает набирать цвет конский щавель, колышется своими резными листьями пижма. С виду обычные сорняки, а сколько целебной силы в каждом растении! Когда мы с мамой ходили за ягодой, она постоянно знакомила нас с лекарственными травами. Сорвёт, бывало, цветок или травинку, скажет его название и обязательно поведует о его целебной силе. Жаль, что мы, дети, были плохими слушателями и не старались запомнить. Не думали тогда о том, что всякие знания пригодятся в жизни.
   Народные умельцы вырезали из корней деревьев и другого природного материала различных сказочных зверушек. Они были разбросаны по всему острову. Но никакое искусство человека не сравнится с мастерством природы.
   Я благодарю судьбу, наградившую меня светлыми днями детства. Несмотря на бедность, ту пору считаю самой счастливой, потому что в наших детских сердцах закладывались ростки любви к людям, к труду, к животным, воспитывалось чувство ответственности. Всё начинается с детства и именно в детстве сеются зёрна добра. Уже тогда я осознала, что мама, семья, родной дом, улица, родная сторона – главное в жизни.