Книга Максименко С.Н. "Память сердца" Глава 1. Детство. Куковский дом

1.8. Куковский дом

   В бараках мы прожили недолго, но я успела со всеми перезнакомиться. Особенно любила ходить в гости к учителям, квартира которых была рядом с нашей. У них я засиживалась подолгу. Они разрешали мне брать у них со стола книжки, которые я с интересом здесь же рассматривала, кормили меня кашей, сваренной как-то особенно вкусно. "У чужих всегда все вкуснее", - говорила мне бабушка, когда я начинала дома расхваливать учительскую кашу. Альбина Прокопьевна всегда разговаривала со мной, как со взрослой, и мне это нравилось, а Зинаида Федоровна - сюсюкалась, и я на нее обижалась и поправляла ее речь, когда она коверкала язык, разговаривая со мной. Они задорно смеялись и мне становилось весело вместе с ними и хотелось опять и опять приходить к ним в гости. Но весной родители купили дом, и мы переехали на центральную улицу.
   Дом был саманный. Жили в нём до нас старики и изрядно его подзапустили: ветхие заборишки, плохенькие сараюшки, кучи навоза - везде чёрт ногу сломит. Вот что мы увидели, когда переехали. Сколько у нас потом было ещё домов, но нигде отец не занимался благоустройством так, как здесь. Нажился, наверное, по казённым квартирам, а тут свой, собственный дом.
   Он едва дождался тепла и занялся ремонтом. В первую очередь выбросили огромную русскую печь, которая стояла посередине избы, разделяя её на две комнаты, и выложил маленькую, с духовками. Баба выставила двойные рамы и перемыла окна, а потом начала  воевать с клопами, которыми мы обзавелись в бараках. Она перетрясла и выжарила на солнце все вещи, обварила кипятком кровати, табуретки, деревянный сундук и чемодан. Мама побелила стены  внутри и снаружи, выкрасила пол. Мы с нетерпением ждали, когда он подсохнет, чтобы начать обставлять квартиру.
   В кухне поставили бабушкину кровать, небольшой буфет, стол, несколько табуреток. В левом углу, при входе, прибили умывальник, на табуретку под него поставили эмалированный тазик. В зал поставили три кровати, двухстворчатый шифоньер и большой стол на мощных резных ножках. Отец с Геной продолжали благоустраивать двор: сделали добротную ограду, огородив ее штакетником, водрузили большие тесовые ворота, выстроили сараи и летник для скота, вырыли погреб в ограде.
   Везде и во всем бабушка любила порядок, к нему приучала и нас. Оградка всегда чисто выметена, во дворах тоже под метёлочку, в огороде – ни травинки. На следующий год отец построил летнюю кухню. Там поставили маленькую заводскую металлическую печку, большой обеденный стол, скамейки и небольшую кровать, на которой до поздней осени спал Гена. Всё лето толклись в избушке, она была для нас и кухней, и столовой, и баней.